Адвокат попал в СИЗО вместо встречи с подзащитным

Один день перевернул жизнь адвоката Дмитрия Пигалькова из Калуги, когда он приехал в Москву к своему будущему клиенту Эйнару Алибекову, находящегося под стражей в СИЗО-1 «Матросская тишина». При осмотре личных вещей адвоката, сотрудники СИЗО обнаружили наркотик мефедрон.

Со своей стороны Пигальков утверждал, что никак не связан с этим наркотиком, а сам он стал жертвой спланированной провокации против него. По его словам, перед КПП в СИЗО он получил передачу с лекарствами для Алибекова от его знакомой. Однако в суде эта девушка заявила, что не знает Алибекова, а лекарства Пигалькову попросил купить и передать ее сосед по имени Арам, о котором она тоже ничего не знает. При этом следствие почему-то не стало подозревать девушку, которая ранее была осуждена за наркотики и кражу, а фокус обвинения сосредоточило на самом Пигалькове, бывшем сотруднике правоохранительных органов с 20-летним стажем. Расследование дела завершено в рекордные два месяца. В результате адвокат оказался в том же СИЗО, где служат оперативники ФСИН, нашедшие у него наркотик, но никто из «наркоманов» так и не подозревается.

61-летний Дмитрий Пигальков проработал 20 лет следователем и 20 лет адвокатом. В общей сложности его юридический стаж насчитывает 40 лет. Но за годы своей профессиональной деятельности адвокат, видимо, стал слишком доверчив к своим подзащитным.

Как заявляет Пигальков, в июне 2023 года ему позвонил некий человек, представившийся Эйнаром Алибековым, и сообщил, что находится в СИЗО-1 в Москве. Якобы Алибеков пожелал сотрудничать с адвокатом, попросил, чтобы он приехал к нему и заключил соглашение. Кроме того, Алибеков сообщил, что адвокату позвонит девушка по имени Алена, которая должна передать ему документы от него.

С девушкой Пигальков связался и договорился встретиться у входа на КПП в СИЗО. 16 июня Пигальков встретился с Аленой, которая положила к документам сверток с лекарствами из аптеки с чеком, указав, что Алибеков приболел и они могут понадобиться ему. Забыв о свертке, Пигальков спокойно отправился к своему подзащитному.   

Однако к адвокату пришел не Алибеков, а шесть оперативников ФСИН, в том числе кинолог с собакой, для досмотра вещей Пигалькова. Среди вещей оказались лекарства, ранее переданные адвокату Аленой, и собака подала сигнал возле флакона назальных капель «СНУП». Сотрудники посчитали, что внутри емкости находится наркотическое вещество. Позже экспертиза установила, что внутри флакона якобы выявили 0,40г мефедрона.

На заявление Пигалькова, что препараты ему не принадлежат, никто не поверил. В отношении адвоката возбудили уголовное дело по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30 (Приготовление к преступлению и покушение на преступление), п. «б» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ (Сбыт наркотических средств, совершенный в значительном размере). Расследованием занялся Преображенский межрайонный следственный отдел СУ по ВАО ГСУ СК РФ по Москве.

Ровно через два месяца Преображенская межрайонная прокурора города Москвы утвердила обвинительное заключение. С сентября судья Преображенского районного суда Валерия Чеботарь рассматривает дело по существу, которое длится уже вдвое больше, чем следствие. Возможно, суду приходится теперь самостоятельно выяснять все обстоятельства случившегося.

Позиция защиты

Дмитрий Пигальков полностью отрицает вину. Более того, он обратился с заявлениями на незаконные действия должностных лиц в отношении него. Также адвокат пожаловался и на бездействие следователя Преображенского МРСО, который расследует уголовное дело в отношении сотрудников СИЗО-1 Сарангова Р.Н., Доржиева А.О., Петровича Д.В.

Защита Пигалькова уверена, что оперативники ФСИН допустили грубейшие нарушения при досмотре их подзащитного, превысив должностные полномочия.

Пигальков настаивает, что досмотр в отношении него прошел без протокола, без понятых и без разъяснения прав. Также он утверждает, что кинолог намеренно заставлял собаку принять позу для сигнала возле флакона «СНУПа», физически надавливая на неё. Интересно, что и в процессе судебного разбирательства выявлен факт подмены собаки в акте применения служебной собаки от 16.06.2023.

Возникли вопросы и к экспертизе, которая установила во флаконе «СНУПа» мефедрон. Защита указывала на заключение специалиста, выявившего явные нарушения в ней.

Показания Алибекова

Журналистам удалось узнать, что сотрудники СИЗО еще на утреннем совещании 16 июня узнали, что в этот день прибудет адвокат к заключенному Алибекову, который попытается пронести запрещенное вещество.  

Сам Алибеков находится в СИЗО по обвинению в крупном сбыте наркотических средств. Очевидно, что его личность на контроле оперативных служб.

Согласно показаниям Алибекова, с Пигальковым он не общался и лично не знает его. Однако этого адвоката ему действительно посоветовала его знакомая Алена в письме, отметив, что тот придет в ближайшее время. Также Алибеков заявил следствию, что никогда не звонил Пигалькову, ведь он в следственном изоляторе, где нет мобильных телефонов.

Почему следствие не выяснило, кто звонил Пигалькову, кто его пригласил в СИЗО и назначил ему встречу с загадочной девушкой Аленой, непонятно. Ведь у следователя имеется полный доступ к телефону адвоката.

Кстати, следствие также не стало проверять и чек из аптеки, приложенный к лекарствам, изъятых у Пигалькова. Хотя в материалах дела он был изначально. Лишь только суд по своей инициативе установил, что карта, которой оплачивались лекарства в аптеке, принадлежит уроженке Украины Алене Грязна 1997 года рождения, то есть, девушке, которая и передавала Пигалькову лекарства.  

Загадочная свидетель Алена

Алена Грязна проходит по делу лишь свидетелем. На суде она рассказала, что приобрела средства в аптеке по просьбе своего знакомого, некого Арама, который попросил ее передать адвокату Пигалькову лекарства и документы. Подробности об Араме девушка не знает, и, по странному стечению обстоятельств, мужчина резко перестал отвечать на ее телефонные звонки. Также Грязна подчеркнула, что Алибекова не знает вообще. По ее словам, она купила лекарства и сразу же передала их Пигалькову, ничего не меняла и не вскрывала. Достоверность этих слов подтверждается лишь предупреждением судьи об ответственности за дачу заведомо ложных показаний.

Почему-то следствие не стало допрашивать девушку, которая передала лекарства, где позже обнаружились наркотики. При этом в обвинительном заключении изложены показания 11 свидетелей по делу. Но показаний Алены отсутствуют. Тем более следствие не проверило и версии с указанным ею Арамом. А существует ли он вообще?

Кстати, на суде выяснилось, Алена Грязна ранее уже привлекалась к уголовной ответственности за наркотики и кражу.

По версии следствия

Всего два месяца понадобилось следователю Преображенского МРСО Алене Гришиной, чтобы закончить расследование, собрать доказательства и опросить всех возможных участников случившегося. Удивительно быстро, учитывая, что, по статистике, средний срок следствия в уголовном деле составляет примерно от одного до двух лет.

Интересно, что в деле фигурируют два лица, имевших дело с наркотиками – Алибеков и Грязна, но дающих разные показания. Однако все внимание у следствия все равно сконцентрировано на Пигалькове - адвокате и бывшем следователе с 40-летним опытом работы.

С сентября Преображенский районный суд рассматривает дело. Странно, почему на фоне явной неполноты доказательств и собранных показаний уголовное дело Пигалькова не возвращается в прокуратуру для устранения препятствий его рассмотрения.

Решение проблемы «глухарей» и «висяков»?

Мы проанализировали судебную практику по делам о преступлениях, связанных с незаконным оборотом наркотических средств из разных регионов России. Ежегодно суды апелляционной и кассационной инстанций меняют десятки приговоров по различным делам, связанных с наркотиками. Например, Волгоградский областной суд также проанализировал причины отмены и изменения приговоров по делам о наркопреступлениях в своем регионе.

Изучение практики судов показало, что суды наиболее часто допускают ошибки при установлении квалифицирующих признаков преступлений, предусмотренных ст. 228, 228.1 УК РФ. Неправильная квалификация деяния связана, в частности, с неверным установлением судами фактических обстоятельств преступлений, с ошибочной оценкой направленности умысла подсудимого. Имеют в практике случаи и необоснованного осуждения по преступлениям анализируемой категории, – говорится на сайте суда.

Адвокат Игорь Рябенков также рассказал журналистам, что проблема осужденных по статье 228 УК РФ, так называемой «народной», уже давно приобрела системный характер и существует, пока силовые ведомства работают на статистику, а не результат.

Все делается ради больших цифр, которые являются показателями работы силовых структур, в том числе прокуратуры, в борьбе с наркоторговлей. Раньше следствие сталкивалось с проблемой «глухарей» или «висяков» уголовных дел, когда оперативники годами искали неустановленных лиц, причастных к незаконному сбыту. Сегодня эту брешь удобно закрывают человеком, у которого и нашли запрещенное вещество, обвиняя его же в незаконном сбыте. То есть, особо тяжкое преступление раскрыто, искать никого не нужно и показатели быстро растут, – прокомментировал Игорь Рябенков.

Пока очевидно одно, что уголовное дело в отношении Дмитрия Пигалькова, по факту, никем не расследовалось. Для следствия оказалось куда проще обвинить адвоката, нежели искать фигурантов дела и устанавливать истину.

Мы продолжим следить за развитием событий.